Юриса Утанса «Флай-Леталка-Флай»

Опубликован: 16.11.13

 

В названии выставки живописца Юриса Утанса «Флай-Леталка-Флай» заключено несколько повествовательных уровней. Bо-первых, это каламбур — игра английских и русских слов с латышской транскрипцией — который в век глобализации используется в качестве международного языка общения и посвящен излюбленному образу Утанса — мухе, неизменному «лирическому» герою его работ. Bо-вторых, выражение имеет символическое содержание — сам автор говорит, что «…мы все способны летать; суть в том, что наши души и умы ограничены и недоверчивы». В-третьих, интонация названия выставки точно отображает философию мировосприятия Юриса Утанса — подразнить общество легкомысленной, безответственной интонацией.

Художественная задача Юриса Утанса[1] — выбить современников из зоны комфорта. Возможно, причины тому нужно искать в характере личности, так как с течением времени эта склонность не угасает. Уже во время учебы в Латвийской художественной академии Утанс был активным художником — участвовал в выставкаx, быстро стал популярным и признанным. Таковы были времена социализма — жизнь контролировалась советской идеологией, а абсурдное и противоречивое могло быть выражено лишь аллегориями и подтекстами, потому что открыто критиковать советский режим было весьма опасно. Смысловое содержание произведения искусства было всегда важным для Утанса, однако формальное качество работ для художника было не менее значимым. Утанс учился у отличных педагогов Художественной академии, которые уже при жизни удостоились славы классиков Латвийского искусства, — Индулиса Зариньша, Бориса Берзиньша, Эдуарда Калниньша и др. Художник всегда был социально активен в своем творчестве; советскому периоду была характерна определенная система образов, которую в качестве пропаганды использовали кураторы советской жизни. Однако уже в это время, когда Утанс писал пейзажи с фабричными работниками, была заметна заинтересованность автора в Иерониме Босхе и метафизике. «Излюбленные Утансом контрасты индустриальных элементов с наивностью природы подстать арене, на которой появляются пробудившиеся чудовища — персонификации мифического  ужаса войны и убийства,» писал критик Петерис Банковскис 2 .

Во время смены общественного строя и становления независимости Латвийской Республики фундаментально менялась жизнь. В том числе это затронуло и художников: тематическая живопись Утанса, которая ранее основывалась на государственных заказах, перестала быть актуальной, и художник больше не выставлялся. Однако ситуации из новой жизни, в которых присутствовала лживость идеалов и этика сомнительных действий, начали снова давать Утансу пищу для размышлений, вернув художнику статус провокатора. На свет появились новые работы, которые с полной силой отражают талант мастера к гротеску и иронии. Вместо идеологических конфронтаций, внимание автора приковано к деградации личности и апогею личного компромисса, изображение которых нацелено на то, чтобы вызвать у общества дискомфорт — в неприязни скорчиться и вздрогнуть.

Искусству Юриса Утанса свойственны сюрреалистические ситуации и настроения. В то  же время мы видим многое, что находится вокруг нас. Для того, чтобы разбудить восприятие зрителя, художник вовлекает слой иррационального сознания, как-бы сгущая ситуацию, которая побуждает оглянуться на происходящее вокруг без «розовых очков» и обнаружить «удивительную» правду.

Экспозиция выставки состоит из работ, созданных для персональной выставки Юриса Утанса «Утанс пишет и побеждает!» в 2012 году в Латвийско национальном художественном музее, а также из работ, написанных в 2013 году специально для выставки в Даугавпилсском Арт-Центре им. Марка Ротко.

Диана Барчевска, искусствовед, куратор

[1] Юрис Утанс окончил Рижскую среднюю художественную школу им. Я. Розенталса (1977) и отделение живописи Государственной художественной академии ЛССР (1984), затем продолжив учебу в классах по живописи Э. Калниньша и Б. Берзиньша (1987-1990). С 1987 года Ю. Утанс работает лектором на Факултете педагогии, психологии и искусств Латвийского Университета.

2 Bankonskis P. Brīdis mākslas izstādē // Padomju Jaunatne. – 1987. – 2. janv. – 3. lpp.