«КВАРТАЛ» из коллекции искусства А/О UPB

Опубликован: 05.02.16

 

ЧЕТВЕРТЬ

УПБ холдинг в 2016 году отмечает свой 25-летний юбилей. Это четверть века.

Художественная коллекция УПБ – это коллекция современного искусства, которая выделяется стремлением представить свой особенный взгляд на ценность художественных работ, которые создаются рядом с нами. Это новая коллекция, которой исполняется 14 лет – с конца 2002 года в помещениях бюро УПБ в Лиепае стали проводить регулярные выставки и закупать работы. Председатель совета УПБ Улдис Пиленс в изданном каталоге коллекции во вступительном слове напоминает: «Мы не классические коллекционеры. Это значит, что мы свою коллекцию не формируем по осознанным, очень точным принципам; в формировании этой коллекции очень важна эмоциональная компонента. Само начало, почему коллекция стала формироваться – эмоциональное. По существу эта коллекция – расширение наших собственных сердец и то, как мы субъективно овладеваем миром, как видим, созданные нашими современниками, ценности вокруг себя. Как расставляем  приоритеты. Не всегда самое большое дерево в лесу — самое красивое».

Впечатляющей на этой выставке и в коллекции является плеяда художников. Работы сосредотачиваются вокруг двух равнозначных  противоположностей: свободные композиции световых импульсов классика Эдварда Грубе (1935), в которых говорит вера во всесилие языка цвета,  его способность звучать и экспрессивно ярко, и возвышенно, и вдохновенно, а напротив видим монохромно пластическое волшебство языка цвета сближенных тонов ЭДГАРА ВЕРПЕ            (1958), созданные им полные таинственного покоя и тишины, но все-таки такие разные «Рыбы». Диапазон возможностей цветовой палитры здесь проверяют и авторы фигуральных композиций, и создатели абстрактных тем. Зигурдс Поликовс (1955) ищет эквивалент красочности в переживаниях пейзажа, любящая вызовы  Хелена Хейнрихсоне (1948) в лаконичных полях локальных цветов заставляет торжествовать экзистенциально-предельные оттенки ситуации, но зато Иварс Хейнрихсонс (1945) в противоположностях черно-белого цвета, в контурах образа символической лошади, темпераменто рисует мужскую гордость и энергию. А в черно-белых картинах Иевы Маурите (1971) аскетизм уже приближается к абстрактной графической композиции. Инта Целминя (1946) пластическими вариациями тонально приближенных цветов и узорами направлений мазка стремится выразить  загадку дуальной природы  мира женщины — нежности и недоступности, что также и Лайма Бикше (1970), с точки зрения поколений, старается уловить в своей деликатной живописи, но Илзе Авотиня (1952) яркими контрастирующими, люминесцирующими цветами спектра создает другой,  скрытый в кажущейся жизнерадостности цвета, такой как в хищной грусти, центрированный мир. В свою очередь,  подобную яркой  эмали,  Кристине Луиза Авотиня (1983) предлагает живопись графического орнаментализма с географически широким полем визуального воздействия. Гита Шмите (1973), исследуя своих героев, не избегает встреч самой с собой.  Лига Кемпе (1975) рассматривает быт и гротескную природу мира женщины, подчеркивая округлости женских форм. В этой коллекции жизненный бpутализм ранних композиций Айи Зарини (1954) освежает в памяти прорыв в латышской живописи  80-х годов. Формально это перекликается с яркими, чувственно насыщенными композициями на шелке дизайнера моды и художницы Элиты Патмалниеце (1964). На этой выставке мы видим  поколение художников нового фигурализма 80-х годов как личности с их последовательной индивидуальностью через двадцать лет. Неизменно увлекательными являются интеллектуальные игры Франчески Кирке (1953), вдохновленной классиками, а работы Иевы Илтнере (1957) останавливают, чтобы в их утонченной текстуре и элегантности услышать также леденящий голос одиночества в мире эталонов современной красоты. Равновесие в него вносит Даце Лиела (1957), последовательно находясь вблизи нерушимых отношений человека и природы, все более чувственно ловя именно импульсы природы. Линия живописной силы цвета продолжается в игривом видении мира на холсте Гирта МуйжниекСа (1956), также Андрис Витолиньш (1975) стремится свой индустриальный мир  превратить в оргии цвета. Концептуальный суверинитет цвета и линии главенствует  в композициях Сандры Крастини (1957), выделяя излюбленный синий цвет романтиков как самостоятельную ценность. Возможности монохромного выражения исследует и Барбара Гайле (1968), в абстрактных работах которой говорит применение новых пигментов и отделка поверхности картины  выделяется существенным образом. Новые технологии  в свое время позволили ЯНИСУ МИТРЕВИЦУ (1957) поразить своей работой в формате классического натюрморта. В настоящее время ядром коллекции является живопись. Однако свое место и у уникальных образцов графики – в разных техниках воплощающего свои идеи ИлмарА БлумбергСА (1943), также символическому циклу «Служение» и изящным рисункам тушью художницы Анны Хейнрихсоне (1970). Первый камень в фундамент коллекции заложили в 2002 году, после переворота, совершенного в латышской скульптуре Ояром Фелдбергсом (1947) своими работами – композициями из камня «Ментальные метеориты», — а началом коллекции УПБ стал рисунок авторитетного  эстонского авангардиста Леонхарда Лапина (1947) – манифестация экспрессивного минимализма. Монументальные гобелены ЭГИЛА РОЗЕНБЕРГА (1948) напоминают о значимой роли этой техники в декоративном использовании визуального искусства на протяжении веков. Как настоящие современные образцы в коллекцию удачно вписалась и фотография. Художник НОРМУНДС БРАСЛИНЬШ (1962) представляет нам фасцинирующие фотонаблюдения Венеции, подчиненные водной стихии, серия автопортретов  КАРЛИНЫ ВИТОЛИНИ (1982) объединяет элементы современного гламура с архитектурным приключением в ландшафте Балтийского берега, а фотография «Планета пива» легендарного лиепайчанина Яниса Гродумса (1958-2010) придает коллекции вкус мест развлечений родного города.

Лайма Слава, искусствовед