Латвите Медниеце Отпечатки В ГЛИНЕ

Опубликован: 08.08.17
Латвите Медниеце СЛЕДЫ В ГЛИНЕ

«Керамика – самая красивая работа, которая только может быть» — признается Латвите Медниеце (1924), одна из известнейших и старейших керамистов Латвии. Художественное образование получила в Рижской средней школе прикладного искусства (1949), а в 1955 году  окончила отделение керамики Латвийской Академии художеств и два года работала на Рижском фарфоровом заводе. Художница, занимаясь творческой деятельностью, ознакомилась с разными керамическими материалами и профессиональными приемами, но в конце концов своим главным материалом выбрала глину. И потом она уже почти никогда не садилась за гончарный круг и не создавала посуду. Л.Медниеце, в основном, создает фигуры из пластичных глиняных плоскостей. Петерис Мартинсон, самый известный в мире керамист и коллега, сказал, что она «керамист-скульптор» и ее «работы своей профессиональностью, чувством формы и образностью убедительно занимают свое место в латвийской художественной классике. Работы художницы несут народу понимание природы и человеческих судеб и опираются на мифологию и фольклор латышского народа».

Неиссякаемое творческое воображение художницы питают народные песни, сказки и предания, услышанные в детстве от матери и бабушки. Ее окружала среда, из которой вышли многие выдающиеся латышские поэты и писатели. В детстве и в юности она наблюдала за изменчивой игрой волн, за древним занятием латышей – рыболовством, за жизнью суровых и основательных моряков и их жен. Это было важной частью жизни самой Медниеце, а позднее стало и частью ее творчества.

С 1955 года Латвите Медниеце начинает принимать участие в выставках. На них она представляет фарфоровую посуду, декорированную надглазурной росписью, и расписанные реалистичные фигурки людей и животных. Простое, понятное и логичное построение во всем, взаимно согласованное и вписанное в пространство, уважительное отношение к настоящему природному материалу и огромный труд – это главные решаемые сейчас вопросы. Они манят назад к истокам, к глубокому изучению этнографических и археологических материалов. Она начинает с мелкой пластики и посуды, изготовленной на гончарном круге, но с начала 60-х годов приступает к изготовлению глиняных изразцов с фигуральными композициями.

Поворотным моментом в жизни художницы стал переход с работы в школе на работу в творческую мастерскую керамистов на Кипсале, которая была создана и материально поддерживалась Союзом художников Латвии. Более 30 лет она проработала там «в одной упряжке» с Мартинсонсом.

Постепенно Латвите Медниеце нашла свою особую, подходящую керамике, стилизацию и главные принципы создания форм, но с течением времени приемы и зависимость от темы и характера образов меняются и непрерывно многообразятся. Ничто нельзя исчерпать до конца, всегда остается многоточие за которым еще что-то есть. Такой глубины мысли как у Медниеце, которая работает с фигурами, в латвийском искусстве не имеет ни один другой керамист.

Рута Муйжниеце