Питер Гриффин «Я лишь следую за теми, кто идет впереди меня»

Опубликован: 25.09.14

Питер Гриффин

Я лишь следую за теми, кто идет впереди меня

 

О стиле:

«Большинство работ этой выставки принадлежит тому времени, когда я почувствовал, что  я, действительно, нашел свой собственный стиль, позволяющий наилучшим образом разрабатывать мои идеи и темы.»

 

Абстрактное и фигуративное:

«Нельзя сказать, что живопись стала полностью абстрактной; скорее, это промежуточное пространство между предметностью и абстракцией –это  то, к чему я, на самом деле, стремлюсь, то, что предполагает человеческое присутствие без обязательного наличия фигуры человека.»

«В то же время, я хотел бы избежать привязок к определенному стилю. Мне кажется, я смог создать что-то вроде визуального алфавита, дающего мне возможность работать в любой живописной манере, так как выбор стиля происходит именно в процессе. Матисс писал о джазе: «Заключенный? Художник не должен заключать себя в какие бы то ни было рамки — будь то стиль, репутация, успех…»

 

Влияния:

«На последнем курсе моей учебы в Королевсском Колледже Искусств меня наградили стипендией, позволяющей два года жить и работать в Риме. Там меня окружали многочисленные разнообразные изображения человеческой фигуры. Собранные за два тысячелетия примеры воспроизведения фигуры человека – от этрусков до ранних христианских мозаик, римских изображений и до величественной живописи Кватроченто с Пьеро делла Франческо и Фра Анжелико, ведущих к высокому Ренессансу Микельанджело, Рафаэлю и Ботичелли, и дальше к началу Барокко с Караваджо, и дальше, вплоть до 20-го века. Другое влияние, не осознанное мной тогда, но которое явно прослеживается в дальнейшем, в более поздних работах – это многочисленные фрагменты Римской скульптуры, окружавшей меня со всех сторон.»

 

О параллелях между живописью, музыкой и поэзией:

«Я слушаю разные виды музыки, особенно во время работы в студии и это помогает создать правильную среду, особую атмосферу, в которой я люблю работать. Мне нравится Паоло Конте с его мульти- инструментальной группой; его песни впитали разные музыкальные стили, но вы безошибочно узнаете по звучанию, что это он. Есть разные ноты, соответствующие определенным цветам, фактурам, пространствам и в каком-то смысле это близко к языку живописи, где тоже есть начало и конец, пространство и форма, линия и пятно.Эти вещи одинаково работают в разных музыкальных жанрах: джазе, классике и.т.д. Это игра напряжений, игра ритмов, отношения формы и пространства, языка и смысла. В поэзии Неруды не только глубина человеческих чувств, — мы видим как с помощью метафоры в его стихах открываются иные смыслы. Через метафору постигается суть поэтического текста.  В своих работах я делаю похожие вещи через фрагментацию формы и наложение цветовых слоев. Оба этих приема обнаруживают или укрывают какие-то элементы картины, что создает визуальное высказывание, выходящее за пределы видимого образа.

Когда я работал над циклом Неруда, я начал писать акрилом, с которым до этого не работал, при этом используя непривычные ‘инструменты’ – кусками дерева, картона, пальцами. Чувствуя, что акрил ведет себя совершенно иначе, чем масляные краски, я также вмешивал сухой пигмент во влажную краску и часто использовал коллаж. Этот подход  спас меня от попадания в ловушку простого иллюстрирования стихов и дал мне свободу прорыва к самой сущности поэзии. Также я работал с произведениями романиста и драматурга Ариэля Дорфмана и испанского философа Ортеги Гассета. Я думаю, что в этом была попытка найти путь (способ) соединения печатного слова и визуального образа, чтобы создать новую форму.»

 

 

Из интервью Изабеллы Коссе

www.rotkocentrs.lv