Эрдмут Блах. Композиции. Ответить тьме

Опубликован: 16.09.19

Нет монохромной живописи, нет фигуративной живописи. Почти монохромная работа «В Даугавпилсе» может стать отправной точкой для созерцания. Это упражнение по ограничению тона, фиксации отклонений, удержанию чего-либо  на поверхности холста.

Цвета в целом являются уникальными составляющими. Цвета без имен. Легко сказать, что это —  красная картина, а другая – синяя. Но что это значит? Как должно быть названо?

Картины могут иметь или не иметь названия. Большинство названий относятся к музыкальной нумерации, методам отображения композиции и классификации, вариации и интерлюдии, напоминая одно из музыкальных направлений Сати: «Открой голову».

Работа «Шведские вариации» призывает думать про дистанцию, конкретное место. Оно названо «В Даугавпилсе» — место, где сейчас выставлены картины.

Пятнадцать картин названы вариациями. Существует предположение о том, что вариация — измененное повторение чего-либо. Но слово «вариация» изначально подчеркивает различие. Это может стать видимым, если первичная вещь тоже существует. Только в сфере музыки доминирует строгая теория вариаций. То, что остается прежним – тема. То, что меняется — ритм, мелодия, гармония, динамика. Меняющиеся элементы обогащают связь, избегая простого повторения.

Общей чертой как музыкальных, так и художественных вариаций является необходимость четко очерченных частей, составляющих единое целое. Живописные вариации сохраняют определенное сходство в картинах. Их значение может быть акцентировано куратором таким образом, что повтор, наряду с формой и цветом, проявляет себя как художественная стратегия.

На первый взгляд отсутствие предметности создает сильную, оскорбительную рефлексию. Но было бы ошибкой полагать, что там, где нет ничего узнаваемого, ничего не изображено. Для зрителя сходство обусловлено серийным характером абстракции. Абстракция, как процесс, апеллирует к созерцанию, указывая на подобные сходства.

Абстракция — это трансформация, а не забвение. Это — наблюдение, основанное на представлении Рильке о том, что любой картине предшествует материальная стимуляция. В превращении материала в картину он видит раскрытие личности.

И здесь мы видим  результат продолжающейся работы Эрдмут Блах над концепцией процесса — ее особый взгляд на мир. Мир неизбежно там. Даже вне живописи мир состоит из цветов, поверхностей, форм. Абстракция — только один из способов работы с этим.

Уклонение от фигуративности не является отказом от желания быть понятым. Повторение рождает концентрацию, допускает особую точку зрения. Очевидное начинает становиться самоочевидным. Приходит ясность понимания того, что здесь изображено. Цвета.

Побуждение к разговору – одна из их особенностей. Созерцание рождает ответы на картины. Независимо от того, как и когда начинается созерцание, исследование идет своим ходом. Нет монохромной живописи, нет фигуративной. Ни один из цветов не имеет имен. Как только зритель называет их, он рефлексирует на картины. Каждое название реагирует на свет так же, как каждая картина реагирует на тьму. Любая картина и образ — это противостояние тьме.

Хольгер Хелбиг